среда, 6 августа 2014 г.

НКВД

                                                                                                      ИОФФЕ ЛЕВ

                                               Н К В Д                                                          (Народный комиссариат внутренних дел СССР)

Наша семья : отец Марк Иоффе , мать Сарра  Струянская , её брат Абрам , их мать Эсфирь Соломоновна ( в девичестве Немировская ) и я жили до Отечественной воны в городе
Днепропетровске . Мои родители были инженерами строителями . После окончания института отец работал сначала прорабом на стройке , потом начальником строительного управления .
В 1930 году его назначили главным инженером строительного управления . Объекты его были по всей Украине и Белоруссии .В 1936 – 1937 г.г. начались аресты в городе инженеров . Отец рассчитался с работы , так как всех его  друзей и товарищей по работе арестовали , и перешел в проектную организацию . Почему - то аресты НКВД осуществляли  аресты, как правило , ночью . Мне было 10 лет и я прекрасно помню постоянное беспокойство в семье .Шум подъезжающей к дому машины и все просыпались , ожидая звонка в дверь . Не к нам ! Но до утра  больше не могли заснуть . В начале 1938 г. отца вызвали в Москву и предложили должность    заместителя начальника главка , но без  предоставления жилья для семьи и он отказался .
По возвращению домой 13 марта 1938 г. его арестовали . В 2 часа ночи раздался стук в дверь и в квартиру вошли 5 человек , предъявили санкцию на арест . Начался обыск . Не объяснили , что они ищут , но в квартире прошёл смерч - вспарывали подушки и перины , со шкафов всё выкинули , в туалете были сложены старые журналы - их выкинули в коридор . Естественно, ничего не нашли , но отца увели . Мама не смогла ничего узнать в органах Днепропетровска и поехала в Москву . Знакомые помогли обратиться к хорошему адвокату , который узнал , что отцу присудили  ( не понятно за что ) 10 лет без права переписки . Ожидали , что разберутся и отец возвратится домой . Но проходило время , а он не возвращался . Постоянное беспокойство в семье продолжалось - ведь мама тоже была инженером - строителем .Только после реабилитации в 1954 г. выяснилось ,что эта статья (10 лет без переписки ) предусматривала расстрел сразу после заседания суда . Вот в таком беспределе проходило моё детство и юность .